Амир Хуслютдинов:Мы могли отжать Кубок СССР у Бессонова

6 / 264

Полная версия



– Сколько у вас выездов?

– Около 400. Хотя тут все относительно. Я вот поездки с хоккейной командой считаю. Если взять только два города Питер и Ярославль – это уже 65 выездов на шайбу. А раньше была вообще другая градация. В начале 80-х, если ты едешь не ночь, то это считалось лишь поездкой, а не выездом.

– А сколько золотых сезонов, за которые вы посетили все матчи команды?

– Ни одного принципиально. Сейчас хватает клоунов, которые пробили один золотой сезон и бьют себя копытом в грудь – мол, они круче папы Римского. Я принципиально не доезжаю до одной или двух игр в году, чтобы не было этих понтов. Можно пробить много золотых сезонов, но если ты говно, а не человек, то ситуация не изменится. Таковым ты и останешься. А есть люди, которые не смогли сделать ни одного золотого сезона из-за проблем со здоровьем у матери.

– За 400 выездов наверняка было много проблемных городов. Где фанатам оказывался самый человечный прием?

– Неправильно вы ставите вопрос. Не человечный, а законный! Возьмите этот несчастный Ярославль. Когда шесть лет назад там были беспорядки… Да там каждый год беспорядки. Спрашиваю, почему вы спиртное продаете в открытую? Мне отвечают, что не могут закрыть. Почему же в Москве полиция это делает? Законы везде одинаковые. Трезвый человек – злой, а пьяному – море по колено. Он возьмет и кинет бутылку.

– Если человек напился и кидается бутылками, то виноват в первую очередь он сам, а не полиция. Разве нет?

– Согласен. Мы свои ошибки признаем. У фанатской среды есть свои плюсы и свои минусы. Мы – не ангелы. Мы – срез общества. Только более яркий и активный. Есть среди нас и подлецы, и достойные люди. Соотношение этих людей примерно одинаковое в любой среде.

– Вряд ли в театральных кругах будет такой же процент неадекватных людей.

– Театральные деятели – люди, хорошо рядящиеся в тоги благородных. Природа человека везде одинакова.

– В целом да, но кто-то дает волю своим темным проявлениям, а кто-то умеет их удержать.

– Чем хорош футбол? Ты можешь прийти на стадион и выплеснуть свою энергию. Вся история человечества – это война. А вообще, складывается впечатление, что в стране больше проблем не существует. У нас все в порядке с ЖКХ и дорогами, люди одеты и обуты. Сейчас еще с болельщиками разберемся, и сразу рай в стране настанет. Ну ведь бред же. Я больше скажу. Те фанаты, которые поднимут руку на полицейского, защищая себя – это будущее страны. Это, конечно, если сотрудник правопорядка ведет себя незаконно. А человек, который будет спокойно смотреть, как нарушаются его права, вырастет рабом



В Ярославле была не давка, а настоящий кисель. Тела буквально плавали. Самый ужас был у стены

– Давайте разберем ситуацию в Ярославле. Сколько там было фанатов «Спартака»?

– Говорят, что 10 тысяч. Я думаю, что около 14 тысяч.

– Многие болельщики жаловались на невероятную давку при входе на стадион. Что там происходило?

– Есть нормативы, согласно которым рамки на входе пропускают по 400 человек в час. Для трибуны, рассчитанной на 6500 человек, установили 4 таких рамки. Пропускная способность – 1600 человек в час. Мы просили организовать запуск за два часа до начала матча. В результате получается лишь 3200 человек. И это если все работает нормально. Мне еще удалось договориться, чтобы билеты не рвали. Ведь если их дают не той стороной, то на это дополнительно уходит еще 3-5 секунд с человека. В результате оставалось еще 3300 человек, которым некуда было деваться.

– Запуск на трибуну начался вовремя?

– Два часа до матча – запуска нет. 1 час 45 минут – запуска нет. За 1 час 38 минут до игры мы подходим к старшему и спрашиваем, почему еще не начали пропускать болельщиков «Спартака». Нам отвечают, что билетеров нет.

– Но вскоре запуск все-таки начали?

– Да. Вокруг лают полицейские собаки. Голова от них начинает болеть через пять минут. Я подхожу к подполковнику и спрашиваю, можно ли с этим что-то сделать. Последовал феноменальный ответ: «Нет, они на гражданских натасканы». Полицейские думают, что эта информация дальше не пойдет, но они ошибаются. В Европе за такие слова человека бы сразу уволили. Тем временем начинается жуткая давка. Даже не давка, а кисель. Волна качнется вправо, потом идет противодействие и народ шатает налево. Тела буквально плавают. Самый ужас был у стены. Я залез на забор и попросил всех болельщиков сделать шаг назад. Футбол не стоит трупов на стадионе. Народ начинает перекидывать на трибуну файеры. Ко мне подходит подполковник и спрашивает, что с этим делать. Я ответил, что плевать на файеры, здесь сейчас трупы будут. Я прошу предоставить больше сотрудников на досмотр.

– Такие давки происходят регулярно на выездных матчах «Спартака»?

– В Перми было то же самое: чуть приоткроют ворота и два человека досматривают 3500 болельщиков. Приходится учить полицию, как им делать свою работу. Показывать, что надо встать полукругом, здесь, здесь и здесь сделать отсечку. За день до матча на совещании я говорю, что на стадионе территория не убрана – валяются камни, деревяшки, арматура. Я готов был сам заплатить местным уборщикам тысячу рублей, чтобы весь этот мусор убрали перед матчем. Мне ответили: «У себя в Москве командуйте».

– А как разрешилась ситуация с одной калиткой на 3500 человек?

– 20 минут пришлось объяснять, что такими темпами давка рассосется через неделю. Говорю местному подполковнику, кстати, моему тезке, что вы так только злите фанатов и потом именно в вас полетят предметы. Ему затем половина кирпича и пришла в ухо. Я – ехидная морда. Подбегаю и спрашиваю: «Съел?» А ведь всех этих вещей можно было избежать. Нужно было лишь выполнить элементарные вещи в плане безопасности на стадионе.

Слетает шлем, и я вижу девушку. А у нас понятия старые. Мы баб не трогаем

– Говорят, что в Ярославле фанаты связывали шарфы и поднимали друг друга на трибуну словно на канате.

– Я как это увидел, сразу влетел на сектор и надавал по щам этим клоунам. Все радостно хлопали, как ослы. Там ведь легко было убиться. И ладно бы один безмозглый идиот свою жизнь угробил бы. Человек мог упасть на толпу людей с восьми метров и сломать кому-нибудь руки, а то и шею.

– Фанат, который выбежал на поле – болельщик «Спартака»?

– Да. Я ему за полчаса до начала матча делал замечание за то, что он находился в бело-синей шапке на спартаковской трибуне. Кто-то мог не разобраться в ситуации и дать по башке. Тут ведь куча парней. Тестостерон давит на мозги. Кто-то не так посмотрел, случайно толкнул или наступил на баннер, залезая на решетку, – все это может стать причиной драки. Кстати, в Ярославле один парень послал на три буквы человека из одной серьезной фанатской группировки и получил на орехи. Мне пришлось его оттуда выводить.

– Если бы не выбежавший фанат, беспорядки все равно начались бы?

– Думаю, что да. Когда тут пороховая бочка, достаточно любого окурка. Обидно, что никто не говорит, кто все эти беспорядки остановил. Это мы загоняли людей обратно на трибуны.

– Я смотрел запись. Лишь через какое-то время появились десять человек, которые встали между ОМОНом и фанатами, чтобы загнать болельщиков обратно на трибуны. Кто был среди этих десяти людей, кроме вас?

– Лидеры фанатских фирм.

– Организованные группировки не принимали участия в драках с ОМОНом?

– Нет. Иначе был бы ад. В основном дрались… Не сброд, а сборная солянка. Ребята до 20 лет. Я их старался не бить, а просто брал и откидывал. Один парнишка дважды попытался меня ударить. Я увернулся и дальше это терпеть не стал. Уложил его с первой попытки. Не танцевать же перед ним.

– Вход ОМОНа на трибуны был ошибкой?

– Там был не ОМОН, а простые ППСники. Я сразу подбежал к подполковнику. Сказал ему убирать сотрудников с трибун. Подполковник выдал мне вообще парадоксальное: «А там не мое подразделение, я им не командую».

– Говорят, на стадионе в Ярославле трибуны расположены не лучшим образом.

– Да, планировка неудачная. Выход буквой «Г». Я когда был в Перми в «Хромой лошади» за год до известного инцидента, то, увидев там выход, сразу предупредил, что здесь будут трупы. Есть свидетели, что я предсказывал там проблемы. Я – эксперт как по беспорядкам, так и по безопасности. Я посоветовал сотрудникам покинуть трибуну. Восемь из них отскочили, а семеро остались. Вот им досталось будь здоров. Я вмешался и передо мной свалился сотрудник. С нее упал шлем.

– С нее!?

– Слетает шлем, и я вижу светлые волосы девушки. У нас понятия старые. Мы баб не трогаем. Но там было не разглядеть, кто это. Два фаната на нее уже прыгали. Пришлось их сбить с ног, а ее поднять. Смотрю, она в дочки мне годится. На птичку похожа. Бывает, после дождя смотришь на воробушка, сидит такой маленький. У нее слезы. Ее буквально трясет. Сзади кто-то пытается ее в лицо ударить. Я прикрыл спиной. Получил два удара. Поворачиваюсь и кричу матом на фанатов. Они отступили, но ее щит держат. Я прижал девушку к себе и сказал, чтобы бросила щит.


– Она оставила амуницию?

– Нет. Ответила, что ее заклинило и она просто не может его отпустить. Мы с товарищами начали выводить эту девушку, которая на ногах практически не стоит. Я, придерживая ее, подхожу к рядам с ОМОНом, чтобы передать ее своим. Тут идиот-капитан подбегает и бьет меня свои фаллоимитатором! (Амир показывает руку с большущим синяком) При этом все видели, что я выводил эту девушку из месива. Этот дебил смотрит на своего подполковника, а тот только у виска пальцем крутит: зачем ты ударил человека, который выводил нашу девушку из драки. В результате отдал ОМОНовцам девушку. Она, кстати, умница. Щит так и не отдала. После матча ее прямиком в больницу отправили.

После искреннего боления в 70-х и задорных 90-х фанатизм умер в 2005-м с появлением новой структуры в фанатском движении

– Вы ведь не работаете в «Спартаке». Откуда у вас на матчах удостоверение, которое позволяет находиться на беговых дорожках?

– Клуб мне принципиально ничего не дает. Старый пропуск мне сделал исторический фан-клуб. Проблема в том, что те, кто занимаются безопасностью болельщиков – совершенно не авторитетны среди фанатов.

– А кто авторитетны?

– Те, кто могут зайти на трибуну, высказать фанатам нелицеприятные вещи и после этого не получить по лицу. Знаете, со временем я перестал помогать всему движению. После искреннего боления в 70-х и задорных 90-х фанатизм умер в 2005-м с появлением новой структуры среди фанатов «Спартака». Все началось с одного ублюдка, который продал движение. Ивашка показал, что на фанатизме можно крысить и класть на мнение всех остальных болельщиков. В результате его выперли из движения. В российском футболе он стал первой персоной нон грата.

– Вы обеспеченный человек. Зачем вы всем этим занимаетесь?

– Я так вижу свою жизнь. Если бы на «Харлеме» был хотя бы один такой человек, как я, то могло и не произойти трагедии. Трагедии, в которой погибло множество человек. В той давке скончалась и моя любимая девочка.

– Вы из чувства вины теперь ездите по стране, предотвращая беспорядки?

– Чувство вины? Нет. Чувство ответственности. Просто есть желание помогать людям. Если нужно кого-то вытащить, то я это сделаю. Сына Романцева я доставал из автозака.

– Можно здесь подробнее?

– Вадима забрали за то, что он говорил с милицией на повышенных тонах. Когда начали разбираться, я спросил, составлен ли протокол на задержанных. Командир мне сказал: «Нет». Я дал понять, что в таком случае задержание незаконно. Мне ответили, что всех отпустят, кроме одного.

– Это правда, что фанаты «Спартака» в Киеве спасли игроков?

– 1987-й год. Наши выиграли 1:0. Единственный гол забил Черенков. После победы мы приехали на вокзал проводить команду. Автобус с футболистами «Спартака» подъехал прям на перрон. Когда мы увидели, как разъяренные местные хулиганы атаковали автобус, мы сразу вмешались в ситуацию. Отодвинули хохлов от автобуса. Хотя нас было 300 человек, а их 800. Видим в автобусе – окна выбиты, а вся команда в проходе лежит. Мы на руках переносим Черенкова в вагон. В нас летят камни, а он говорит: «Может, не надо, может, просто сумку возьмете?» А мы отвечаем: «Надо, Федя, надо».

О трагедии в Лужниках сообщила лишь Вечерняя Москва. И то там было несколько строчек на последней странице

– Где вы были, когда случилась давка на матче «Спартак» – «Харлем» в 1982-м?

– У меня был билет на трибуну B. Но всех посадили на центральные сектора, поскольку народу пришло немного – 15 200 человек согласно отчету газеты «Советский Спорт». Это сейчас элитной считается трибуна А, а до 1986-го главной считалась С. Я по глупости очень легко оделся. Приходилось все время махать флагом, чтобы согреться… Нужно еще было знать ситуацию. В то время уже год как был милицейский террор.

– Что это значит?

– Все началось 15 ноября 1981 года с матча «Спартак» – СКА, когда милиция не хотела никого пускать, и мы штурмом взяли трибуну Б. Несколько тысяч человек прорвались через въездные ворота. С тех пор начался этот милицейский террор в отношении болельщиков.

– В чем он выражался?

– Ты выходишь из метро. На тебе значок «Спартака». За это тебя останавливали и переписывали твои данные. Если так четыре раза попадаешься, то на тебя писали телегу.

– Куда?

– В учебное заведение или на работу. Мол, этот человек – террорист, работает на китайские спецслужбы. Повлияйте.

– Славное было время.

– Доходило до того, что Юра Гаврилов и Ринат Дасаев просили болельщиков не ходить на стадион. Листовки с их обращениями вкладывали в программки. Ну просто редкостный маразм. Бредовей только, когда сейчас не пускали астматика с ингалятором, потому что его можно поджечь и кинуть на поле.

– Так как случилась трагедия в «Лужниках»?

– Так вот. Болельщики должны были сидеть смирно и не пикать, чтобы их не забрали. Я же активно махал флагом, потому что был мороз. Увы, я не догадался тепло одеться. Сержант сделал мне замечание по поводу флага. А я-то уже в 17 лет был борзым. Ответил ему, чтобы он своей маме указывал. В какой-то момент мне пришлось делать ноги. Я крикнул и передо мной болельщики расступились, а перед ментами сошлись. В какой-то момент я поскользнулся и пролетел пять метров. Встал, отряхнулся, а сотрудники лишь где-то вдалеке остались. Я им рожу скорчил и убежал ждать своих.

– Говорят, что люди начали покидать стадион ближе к концу матча, и тут Швецов забил мяч. В результате часть людей шла на выход, а часть захотела вернуться на трибуну из-за гола, поэтому и случилась давка. Так?

– Эта версия – чушь собачья. Никто не бежит обратно на трибуну после гола. Там же видео с повтором никто не показывает. Все случилось через пару минут после окончания матча. Из четырех выходов с трибуны открыли только один. Милиция нарочно гнала людей, чтобы на холоде долго не стоять.

– О погибших есть разные данные.

– Официально было объявлено о 67 умерших. Считается, что на самом деле погибло 102 человека. Тогда статистика была лукавая. Если человек умер до полуночи, то его учитывают. А если в 0.05 скончался, то его не считают. Почему-то говорят, что сейчас много беспорядков вокруг футбола. Такое впечатление создается, потому что каждый инцидент рассматривают под микроскопом.

– А раньше?

– Я могу список дать с 1947 года. Ереван, Тбилиси, Баку, Москва, Вильнюс, Ташкент. Массовые беспорядки оборачивались трупами. Машины милиции сжигались. Антирусские выступления в Литве в 1977-м. В том же Питере войска вводили и стреляли в воздух. Людей на 15 лет сажали. Все эти данные есть в открытом доступе. А сколько еще скрыто. В 1979 году упал самолет с командой «Пахтакор». Шум был только потому, что скончались игроки футбольного клуба. Это было невозможно скрыть. А так никто бы кроме родственников и не узнал бы о трагедии.

– Между тем власти пытались умолчать про «Харлем».

– Первая статья вышла лишь в 1990-м году! А тогда о трагедии написала лишь «Вечерняя Москва» на следующий день после матча. И то на последней странице в колонке главного редактора говорилось, что на таком-то матче после игры была давка, имеются пострадавшие. И все!


– Про иностранные СМИ в то время спрашивать бессмысленно?

– Через год после «Харлема» мы играли в Англии против «Астон Виллы». В программке к этому матчу и то было больше написано о трагедии в «Лужниках». Англичане там четко написали, что будь зрители лучше распределены по трибунам, то трагедии удалось бы избежать. Хотя рекорд по количеству жертв принадлежит не нам.

– А кому?

– Перу. 1964 год. В Лиме на стадионе произошла драка. Полиция начала забрасывать трибуну гранатами со слезоточивым газом. Случилась давка. По разным данным погибли от 345 до 625 трупов, а пострадали тысячи.

Если кто-то подрался с кондуктором и набил морду машинисту, то после этого два поезда нужно пускать пустыми?

– Сколько раз фанаты брали верх над ОМОНом?

– Таких случаев было ровно два: Нижний Новгород-1999 и Владикавказ-2010. В остальных случаях была либо ничья, либо лукавство. Могли и сейчас в Ярославле схлестнуться с ОМОНом. Мы даже смеялись, сколько денег можно было нажить, если забрать все щиты и сдать в металлолом.

– Вы сейчас говорите только о хулиганах «Спартака»? Другие российские фанаты ОМОН не побеждали?

– Я имею в виду всех. Я слежу за ситуацией. Смотрел на днях легендарную драку ЦСКА – Елец-2005. Ни одного изъятого у сотрудников щита, шлема или дубинки.

– Амир, когда все эти беспорядки закончатся?

– Когда у нас появится неотвратимость наказания. У нас же никого не сажают, а на месте отбивают почки и засовывают бутылки из-под шампанского в задний проход, как в Казани. Если фанат нарушает закон, то нет вопросов. Он должен быть наказан. Но тогда и полицию надо наказывать. Она совершает в разы больше правонарушений в день матча. А в идеале сотрудники правопорядка должны нести кратное наказание. Не пять лет, а десять. Ведь они блюстители закона. Если они нарушают закон, то делают это с особой циничностью и наглостью. Однако никто не хочет нести ответственность. Проще каждый раз заново драться и натыкаться на одно и то же. В Москве могут нормально организовать, а в Ярославле – нет. Там, видимо, любят драки. По ходу, в Ярославле мазохисты работают, которые обожают наступать на одни и те же грабли. Можно ведь договариваться.

– А где-нибудь договариваются?

– В Нижнем Новгороде. Сначала говорили, что со мной общаться не будут, а потом увидели, как я рулю потоками, стали подходить, спрашивать, советоваться. Теперь заранее перед матчем звонят в Москву и уточняют, приеду я или нет. Нижний Новгород всегда звали Омоновск-Сити, но там люди хотя бы стараются избавиться от этого прозвища.

– В Ярославле, я так понимаю, лишь один раз получилось провести матч относительно спокойно?

– Да. Однажды договорились с милицией. Они позволяют нам занести файеры, а мы не кидаем их на поле и беговые дорожки. В результате лишь два файера из 500 были брошены с трибуны. Люди, сделавшие это, были наказаны своими же.

– Послушав вас, создается впечатление, что во всем виноваты полицейские. Свастику – это тоже они вывесили?

– Проведите опрос среди населения, сколько людей доверяет полиции? Мизер! Это ведь не просто так. А что касается свастики, то она означает и знак солнца. Посмотрите индийские фильмы, если не верите. Увы, этот символ замазан коричневой чумой. Только через 5-6 поколений к свастике снова будут относиться нормально. Однажды это обязательно произойдет. Все-таки символу несколько тысяч лет.

– Еще скажите, что фанаты думали о символе солнца, когда поздравляли дедушку и когда слали Веллитона на родину.

– Я вот считаю журналистику первой древнейшей профессией. Проституток я уважаю. Может им секс нравится или ребенка нечем кормить. А среди журналистов есть много людей, которые торгуют убеждениями. Нахваливают тех, кто сейчас у власти. Если нужно этих похвалят, придут другие – им лизать будут. Однако я не говорю, что все журналисты продажные. Иначе бы я сейчас не давал интервью. Так и здесь. Не нужно судить обо всех болельщиках по единицам.

– Единицы? Почему тогда другие фанаты не пресекают появление свастики, а рукоплещут таким баннерам?

– Чего уж там скрывать, большинство из нас придерживается правых взглядов. Но я и сам не очень понимаю, зачем нужен символ эсэсовцев, которые сжигали наш народ. У Ивашки, про которого мы говорили, было число 18 в кликухе. Один и восемь – это номера букв в алфавите. Первые буквы имени Adolf Hitler. Я бы посмотрел, как Ивашка кидал зигу, когда его засовывали бы в печь в Заксенхаузене. Скорее, это он бы посылал людей в печь. Если бы я увидел свастику на трибуне, то засунул бы ее этому парню туда, откуда он бы ее долго и болезненно вытаскивал.

– Решением наказать «Спартак» двумя матчами без зрителей вы остались недовольны?

– Вот вам пример. Еду я в поезде. Подрался с кондуктором, а затем еще побил машиниста. После этого нужно ближайшие два поезда пустыми пускать?

– А как нужно реагировать на появление свастики на трибунах?

– Наказывать персонально. Через полгода или через пять месяцев – не важно. Фанату, который вывесил свастику, сейчас предстоит корячиться сутки и штраф до 1000 рублей. Значит, нужно менять закон. Вон, хорваты сделали так, что вся сербская символика вне закона. Хотя, когда мы против них играли в 2007-м, то придумали, как их обмануть. Занесли флаг России, а потом перевернули и скандировали «Сербия».

Ты поднимаешь руки, и звучит волшебное слово погнали. В этот момент весь мир блекнет

– В фанатском мире уже много лет гуляет ваша легендарная фраза «У меня выездов больше, чем ты в метро спускался». Сколько лет этому выражению?

– Около двенадцати. У меня много глумливых фраз рождалось. Однажды я придумал баннер «нормальные татары болеют за «Спартак». Его потом еще две недели по казанскому телевидению показывали. Фанаты ЦСКА еще в советское время прикалывались: «Тары-бары-растабары, в «Спартаке» одни татары». А мы в ответ кричали «Что в футболе, что в хоккее, в ЦСКА одни евреи».

– Может быть, с этого и начинаются свастики?

– Нет. Бьют же не по паспорту, а по роже. Если человек недостойный, то какая разница, является ли он евреем, татарином или русским.

– Вы были удивлены, что в фильме «Околофутбола» использовали эту вашу фразу «У меня выездов больше, чем ты в метро спускался»?

– Нет. Я знал, что она будет. Там не хватало другого. Когда главная героиня постоянно спрашивает, зачем вы деретесь. Сюда подошла другая моя фраза. «Никакой вид деятельности – ни секс, ни наркотики – не дают того драйва, когда стоишь ноги на ширине плеч, за тобой друзья, а впереди – враги. У тебя весь мир в кармане. И тебе плевать на финансовые проблемы, семью и все на свете. Ты поднимаешь руки, и звучит волшебное слово «погнали». В этот момент весь мир блекнет». Это реальное объяснение того, почему фанаты дерутся. Но такое на широкий экран пускать, конечно, нельзя.

– А фильм в целом понравился?

– В этой картине очень профессионально поставлены батальные сцены. Лучше, чем в любом другом фильме о фанатах. Кроме того, там действительно все основано на реальных событиях, кроме последней сцены «за Ярого».

– Что такое русский стиль в околофутболе?

– Ровно на ровно и без дерьма. Дерьмо – это арматура и все прочие средства. Само слово показывает наше к этому отношение. В 2008-м мы играли в Милане. Хотели договориться с итальянскими хулиганами о драке. Они все отнекивались. Мы сказали, что приедем и так их разнесем. И вот перед баром стоит 35 спартаковских хулиганов, а в баре 400 местных. Наши все равно выстроились и поперли кабаном. Тут появилась полиция, нас оцепили и проводили на стадион. Во время матча на трибуне болельщиков «Интера» появляется баннер на английском. «Извиняемся. Сегодня не лучший день для драки. Респект «Юнион

– В Европе уважают русский стиль околофутбола?

– А этого стиля могло и не быть. В конце девяностых или начале нулевых договорились о драке на Щукинской с армейцами. Один из лидеров спартаковских хулиганов Дeнис сказал своим парням: «Я знаю, что вы несете. Скиньте все. Будем драться голыми руками, как и договаривались. Мы дали слово. Кто его нарушит, того мы сами будем валить жестче, чем армейцы». Огромное количество людей скинуло. В результате фанаты ЦСКА пришли с дерьмом и победили. Было много разбитых носов и сломанных ребер. В тот момент околофутбольный Fair Play в России едва не умер под ударами конского дерьма.

– И при этом однажды вы объединились с фанатами ЦСКА, чтобы побить литовцев?

– А что в этом такого? Сошлись вместе с одним врагом, чтобы ударить по другому. Мы объединялись с конями и против украинцев, которых гоняли по Киевскому вокзалу. Там был такой момент… Идет Бессонов и за ножку держит только что выигранный Кубок СССР. Я ему сказал: «Эй, урод, ты как Кубок держишь?» Он сразу прижал его к сердцу. А потом с парнями подумали, что могли бы у Бессонова отжать реальный кубок. Вот это была бы суперакция!

В мире криминала больше закона и порядка. Если бы в обществе был такой же порядок, то страна процветала бы

– Доводилось слышать одну забавную байку. В девяностые где-то далеко-далеко от Москвы милиция остановила автобус со спартаковскими фaнатами. У болельщиков потребовали их персональные данные. Они сказали: «Водитель – Олег Романцев, на первом сиденье Андрей Тихонов…» В результате так перечислили весь состав «Спартака». Было такое?

– Было. Первый такой случай произошел в Калуге 26 июня 1983 год. Давали не только вымышленные имена, но и адреса. Направляли на туалеты в Кузьминках.

– Милиция подвоха не заметила?

– О милиции судят по рядовым сержантам, которые неграмотные. Там ведь есть достойные люди. Так и по фанатам судят исходя из тех, кто вести себя не умеет. Помню, один раз подошел к нам на выезде сотрудник и говорит: «Все замечательно, продолжайте болеть, только, пожалуйста, не скандируйте: «Тупорылые калмыки», а то народ обижается». Только он отошел, как мы эту кричалку зарядили. Нужно же думать, прежде чем говорить такое фанатам.

– Вы сделали бизнес на продаже футбольной атрибутики. Причем занялись этим еще в 80-е года. Не поверю, что за столько лет у вас не пытались отобрать бизнес.

– Было дело. Подходили люди с разных группировок. Они тоже были из числа фанатов. Сказали, что знают меня и относятся с уважением, но у них своя работа.

– И что?

– С ними потом встретились более авторитетные люди и объяснили, что неправильно так поступать. В мире криминала вообще больше закона и порядка. Я не говорю, что везде должен быть криминал, но там четко все распределено. Если бы в обществе был бы такой же порядок, то страна процветала бы. Власти ведь не знали, что делать с нашей субкультурой, когда она появилась.

– Кстати, когда?

– Сейчас 40 лет движению. А ведь за это время были и более мощные субкультуры вроде хиппи и панков. Это была практически вся молодежь. Однако у них за душой ничего не стояло. Мода прошла и они ушли, а футбольный фанатизм остался. Не могут тысячи людей ездить по стране просто так. Значит, есть в этом неуловимая романтика приключений. Иной раз фанаты без денег едут пять дней на товарных вагонах ради матча любимой команды. Как не уважать этих людей? А в 1981-м человек ушел выносить мусорное ведро и уехал в Киев на футбол. Родители переполох подняли, объездили все больницы и морги. Через две недели парень вернулся с пустым ведром.

Коментарии:

или зарегистрируйтесь
 
news:Новости
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123
123