Борис Игнатьев: В матчах лидеров не хватало футбольной зрелищности

Заслуженный тренер России Борис Игнатьев в интервью Bobsoccer.ru рассказал о некоторых своих впечатлениях от состоявшихся матчей четырнадцатого тура чемпионата страны.





- Борис Петрович, так получилось, что от игр «Спартак» - «Амкар» и ЦСКА – «Зенит» многие специалисты и болельщики ждали несколько иной футбол. А мы в итоге получили две нулевые ничьи при довольно среднем качестве игры. Вы согласны с этим?



- Я бы не сказал, что уж очень расстроен увиденным. Качество того или иного матча – это не есть некое упражнение одной команды над другой. Когда одна – это условный боксер, а вторая – груша для битья. Тот же «Амкар» прекрасно сознавал, в какой футбол ему надо будет играть со «Спартаком». Учитывая многие факторы, в том числе и положительные эмоции после крупной победы спартаковцев над «Севильей». Поэтому предсказуемо для многих, они закрылись, выставив пять защитников, часто всей командой просто отходили на свою половину поля, не оставляя свободных зон сопернику.



- Было видно, что поначалу «Амкар» даже побаивался спартаковцев.



- Это очевидно и предсказуемо. Кроме того, гости показали, что они уважают «Спартак», что выражалось в их большом количестве технического брака. А вот во втором тайме «Амкар» перестроился, причем, скорее всего, психологически, стал убегать в контратаки, показывая, что силы для этого есть. И мог довести эти выпады до логического конца. «Спартак» контролировал мяч, порой не давал сопернику выйти за пределы центральной линии поля, но играл он как-то без необходимой спортивной агрессии. Кроме того, я не увидел проявления индивидуального мастерства, умения действовать в штрафной площади в ситуации, когда соперник отошел туда фактически полностью. Какие-то попытки демонстрировал разве что Промес, а вот остальные…



- Но ведь было понятно, что «Амкар» станет играть в таком тактическом варианте. И наверняка спартаковцы заранее разбирали то, как действовать против команды, обороняющейся большим числом. Но, все равно ничего не вышло. Получается, что не умеют наши команды играть на победу в таких условиях? Катать мяч поперек поля, отдавать назад, играя через вратаря… Это же не проникающие атаки по флангу.



- Согласен. Надо было, наверное, искать больше продольных активных передач в штрафную площадь, которые бы позволяли находить пустоты в обороне «Амкара». И обязательно убыстрять игру. Это первый момент. И второе. Повторяю, кроме Промеса не было видно футболистов, способных за счет индивидуального мастерства, обыгрыша соперника, обострять игру вблизи чужих ворот. И, либо самому завершать атаку, либо, вынуждать защитника нарушать правила, получая одиннадцатиметровый, либо делать опасную передачу партнеру. Повторяю, таких футболистов в «Спартаке» не оказалось…



- Об игре ЦСКА и «Зенита». Многие эксперты также остались недовольны качеством игры, считая, что в ней было много борьбы, но мало содержания.




- Играли два мэтра, представляющие элиту российского футбола. Одни хотели реабилитироваться за неудачу в матче Лиги чемпионов, вторые, конечно же, намеревались сделать все возможное, чтобы увеличить свое преимущество в турнирной таблице. Настрой, мотивация, особенно у армейцев, были запредельные. К тому же, на мой взгляд, сказалось то обстоятельство, что у ЦСКА был один лишний день на подготовку к столь важному матчу. Армейцы выглядели свежее, быстрее, навязали прессинг, желание выигрывать в каждом эпизоде. Да, качество игры от этого пострадало, но спортивного накала было предостаточно. Этим встреча и захватывала.



Хотя, большое количество единоборств, все-таки сломало ту именно футбольную зрелищность, которую могли преподнести мастера, выступающие в обеих командах. Мы увидели сильный эмоциональный выплеск, заряды физических возможностей. Отсюда и мало футбольной конкретики, и пострадавшее качество игры. Ожидался ли такой сценарий развития событий? Вполне. С другой стороны, чемпионат преодолевает только первую половину пути. Не сомневаюсь, что ответы на главные вопросы мы получим гораздо позже, и еще увидим футбол самого разного качества.

0 / 0
2 2
Только зарегистрированные пользователи могут писать комментарии.
Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text

RIGHT SIDE

Lorem Ipsum is simply dummy text

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

Lorem Ipsum is simply dummy text

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

Lorem Ipsum is simply dummy text

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

Lorem Ipsum is simply dummy text

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

Lorem Ipsum is simply dummy text

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

Lorem Ipsum is simply dummy text

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

Lorem Ipsum is simply dummy text

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.